Про климат и демократию, и все такое.

Счастье, что жить в эту пору ужасную
уж не придется ни мне, ни тебе.

Всероссийски известный в интернетах антрополог Станислав Дробышевский в одной из своих лекций как-то сказал, на первый взгляд, парадоксальную вещь.
Он сказал, что человечество в целом, как вид, не жило еще никогда так хорошо, как сейчас, в XX веке, вот в нынешнем поколении. Да, несмотря на две мировый войны, пулеметы, отравляющие газы, геноциды и атомную бомбу, на голод в Эфиопии, холокост, стихийные бедствия и эпидемии. Но, в целом, в исторической перспективе антропологии, как вид в целом, мы не жили никогда так благополучно, не ели настолько досыта, дети не рождались настолько здоровыми, в войнах и эпидемиях не погибало так мало людей (в целом, в процентах по отношению к популяции). Но из этого может следовать (и, кажется, следует) пессимистичный вывод, что дальше будет только хуже. Золотой век — это сейчас, это век двадцатый, начало двадцать первого.

Климатическая проблема, похоже, настигает нашу цивилизацию. И, кажется, это будущая Очень Большая Проблема. И кажется еще более того, что это уже не «будущая», а «настоящая» Очень Большая проблема. Пусть последние 20-30 лет истории на нее любили закрывать глаза в надежде, что «ну, мы не будем на нее смотреть, и, возможно, она как-то сама собой исчезнет». Пусть последние 10 лет ее обсуждали в форме «давайте соберемся где-то в красивом и комфортном месте, и неделю проведем в удобных кондиционированных залах, обсуждая, как мы все вместе хотим всего наилучшего в ближайшем, в также отдаленном будущем, и желаем этого всем присутствующим», а затем, после подписания итогового коммюнике и приятного банкета, разъехаться, заниматься более важными делами.

И вот, задумаешься всерьез, а что, собственно, неужели они не видят всего этого? Отчасти я где-то даже понимаю отчаяние и злось Греты Тунберг, сказанные с трибуны ООН тогда. Как ни странно это прозвучит, но, похоже, именно Грета и ее экологический радикализм и есть сегодня наиболее трезвый взгляд.

Но приходит в голову вот какая штука. Наверное впервые человечество в целом сталкивается с ситуацией, когда нынешний общепризнанно человечеством оптимальный демократический мировой политический строй сталкивается с такой крупной, и, что еще более важно, глобальной, действующей для всего человеческого вида, а не просто какой-то «группы стран» проблемой. И тут, как мне кажется, мы сталкиваемся с неким принципиальным дефектом демократии.

Дело в том, что сегодня, демократически избранный лидер своей страны, избранный на открытых и честных выборах, по максимально демократичной схеме прямых, тайных, общенародных выборов, сталкивается с проблемой такого рода. Ему надо выйти к избирателям, и сказать им, что, дорогие сограждане, спасибо за оказанную честь, но, тут такое дело, я могу обещать вам теперь со мной только кровь, пот и слезы. Мы все, сограждане, под моим правлением, будем теперь жить значительно, заметно, ощутимо хуже, чем наши предшественники. И дети наши будут жить хуже, чем мы. И мы не знаем пока, будет ли улучшение, и когда оно будет. Но точно не для этого, следующего и даже поколения внуков нынешних людей. Это единственное, что я вам обещаю. Вы будете принуждены терпеть лишения, ограничить свое потребление. Вам придется переехать в меньший, худший и хуже обслуживаемый дом, без кондиционера, и, возможно, без горячей воды летом. Вам придется отказаться от личного автомобиля, более того, скорее всего навсегда. Вы сможете летать на самолете максимум два раза в год, в один отпуск туда и потом обратно. И вообще ездить по стране куда меньше. Возможно получая на это специальное разрешение. Вам придется отказаться от множества привычных продуктов. Никакого вам авокадо и манго. Никаких фруктов и овощей вне сезона, никакой «первой клубники в пять утра». И, да, мясо — максимум дважды в месяц. И дети ваши, скорее всего будут жить также, а, вполне вероятно, хуже. На протяжении следующих лет 200 как минимум. А, да, и детей будет меньше, а у многих теперь не будет вовсе, потому что рождение ребенка эквивалентно примерно 59 тоннам дополнительного углекислого газа в атмосфере. Живите теперь с этим.

И это не потому, что война, бедствия, на страну напали фашисты, которых мы вот напряжемся, победим, и заживем снова хорошо. Нет. Это теперь будет так. Всегда. По-крайней мере для нескольких поколений вперед. Причем не с одной нашей страной, из которой, если уж все достанет, можно будет сбежать на Мальдивы или Таиланд,, или еще где-то получить политическое убежище, и жить там без забот, как прежде. Нет, так теперь со всеми.

Что будет дальше, на следующих честных, прямых и тайных общенародных демократических выборах? Нетрудно догадаться, что такие слова станут для такого политика немедленным политическим самоубийством. Что выборы немедленно выиграет другой политик, который скажет, что всю эту климатическую катастрофу выдумали недобросовестные ученые, чтобы сделать всем плохо, чтобы страна проиграла китайцам, чтобы ее захватили враги, которые сами-то не заставляют своих жителей страдать, голосуйте за меня, против этого вот, и мы снова будем жить как и раньше, то есть беззаботно и хорошо и great again.
И я не вижу что этому противопоставить. Потому что такой политик найдется всегда, собственно наличие разных конкурирующих мнений, борющихся за признание обществом и есть политическая жизнь здорового государства. И никакая environmental responsibility, никакой активизм и ответственность это не изменят. Потому что нет таких методов, по крайней мере в демократическом поле, чтобы заставить людей своей волей жить хуже, когда мы много поколений до этого жили все лучше и лучше.

Это, наверное, выглядит экологическим алармизмом в стиле Греты Тунберг, но, боюсь, мы всего за несколько лет влетаем из того, чтобы считать это не смешной экошизой, самым настояшим мэйнстримом. Увы, все, что было до сих пор, в том числе и разнообразные «экологические инициативы», стремительно становятся теми самыми благоглупостями в стиле «международной конференции по изменению климата», которая заседает неделю, и по итогам принимает меморандум, и, в лучшем случае, обязательства, «через 50 лет снизить вырубку лесов на 10%» или «обмениваться квотами на углекислый газ».

Беда в том, что все еще для подавляющего большинства это все является чем-то в самом деле «способствующим борьбе с изменениями климата», хотя на деле работает скорее в поле индивидуальной психотерапии, а не какой-то на самом деле действенной реакции на климатические изменения. Все эти «Я борюсь с изменениями климата, я хожу в Старбакс со своим стаканчиком и не беру пакет на кассе в Пятерочке, вдвое меньше покупаю новой одежды, и даже стал сортировать мусор.»

Да, я согласен, что «это лучше, чем не делать ничего», и даже это долго казалось хорошим решением. Но, боюсь, сейчас все яснее становится, что это вычерпывание чайной ложкой воды в тонущем судне с пробоиной в метр на метр. То есть можно вычерпывать ложкой воду. Можно даже устать за этой работой. Но это никак не поможет спасти корабль, ни на секунду.

И вот глядя на все это, возникает мысль, что хорошо, что все это с человечеством будет уже после, по крайней мере, моей смерти. См. эпиграф.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.