Интересная мысль о том, насколько медиа диктует форму. В античности…

LOCATION: Moscow, Russia

Интересная мысль о том, насколько медиа диктует форму.

В античности общепринятым материалом для книг был паирус, листы которого склеивались в длинные рулоны-свитки, наматывавшиеся на ось, и так, перематывая рулон склеенных папирусных листов, как ленту в кассете магнитофона, книгу читали. Заканчивался один свиток — брали другой, большие книги, например исторические труды, насчитывали десятки таких свитков.
Однако, такая форма медиа диктовала материалу. Например, в свитках невозможно быстрое «позиционирование» читателя на произвольное место текста. Текст был однозначно «линеен». Начинался началом и заканчивался концом. И это накладывало определенные требования на текст и манеру его изложения. Также, соответственно, невозможны были обычные для наших книг ссылки, примечания, все это приходилось писать прямо в текст линейно излагавшегося материала. И все это, без сомнения, накладывало свои ограничения как на автора, так и на форму изложения им.

С угасанием производства парируса, ставшего заметным уже в конце античности, потерей Римом Египта (кстати есть интересная гипотеза, что нехватка папируса, как основного «писчего материала», в немалой степени способствовала распаду Империи. Провинции и провинциальные власти, получавшие все меньше вестей и указаний из «Центра», метрополии, начинали терять связь с ней, как бытовую, «хозяйственую», так и метафизически-духовную) на первый план стали выдвигаться другие материалы, например пергамент.
Пергамент был, впрочем, куда более дорогой материал, и, хотя, гораздо более долговечный, но граздо менее доступный (отсюда хорошо знакомые историкам «палимпсесты», то есть «смытые» и использовавшиеся заново листы старых книг).

Однако, кроме цены, пергамент было неудобно использовать в свитках. Вместо этого, после недлогих попыток использовать его «привычным» образом, его гораздо удобнее оказалось использовать в «листах», сшивавшихся в «кодексы». Появился уже знакомый нам формат «книги». Вскоре новые возможности медиа уже использовались и самим текстом. Поначалу казавшаяся незначительной и не так уж важной, возможность позиционировать читателя на произвольную точку текста без «перемотки» позволила ввести не только ссылочный аппарат и примечания, вынесенные из собственно текста, но и точно отмечать позицию ссылки для читателя (Ин.19:41).

Отказ от бумаги в новых медиа (в широком смысле «отказ», и как медиа, и как формата), который мы наблюдаем сейчас, все еще находится на уровне попыток наматывать пергамент на палочки. Это я смотрю на PDF, сверстанный постранично, с полями и нумерацией страниц. который сейчас читаю. Какие-то новые возможности медиа современным текстом пока едва и крайне осторожно пробуются (первым в годову приходит гипертекст). Интересно, будет ли новый медиа таким же революционным для текств, каким стал переход от «sequental access» свитка к «random access» кодексу?

Интересная мысль о том, насколько медиа диктует форму. В античности…: 2 комментария

  1. thenexus6

    Дак а разве уже не стал?
    Новая (электронная) форма + интернет обеспечивают абсолютную доступность текста, а поисковики прибавляют к этому ещё и этакое тотальное каталогизирование.
    Ну и как следствие — огромное количество самоучек (в хорошем смысле), онлайн образование, твиттер-революции, снижение влияния государства на умы, уменьшение времени на поиск эффективных решений, и т.п.

    1. romx

      Но, но сам текст, как среда, изменился пока очень мало, в ходу все еще формы «книжной» эпохи. Все еще очень мало распространены какие-то формы (например в литературе), которые, скажем так, невозможны в форме бумажной книги. А наверняка они существуют, и в свое время появятся, когда естественная консервативность мышления будет преодолена. Переход от свитков к кодексам тоже прошел не одномомоентно, а занял уж пару веков — как минимум.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *