«Крошечка-хаврошечка» как индоевропейский миф.

LOCATION: Puttaparthi, Andhra Pradesh, India

Джеймсу Джорджу Фрэзеру, Мирче Элиаде и Владимиру Яковлевичу Проппу, в память о сладостных часах, проведенных за чтением. :)

Крошечка-Хаврошечка

Вы знаете, что есть на свете люди и хорошие, есть и похуже, есть и такие, которые бога не боятся, своего брата не стыдятся: к таким-то и попала Крошечка-Хаврошечка. Осталась она сиротой маленькой; взяли ее эти люди, выкормили и на свет божий не пустили, над работою каждый день занудили, заморили; она и подает, и прибирает, и за всех и за все отвечает.

А были у хозяйки [1 Упоминание о «хозяйке» (при явном отсутствии «хозяина») отсылает нас к периоду матриархата, и к образу Великой Матери, а также множеству женских протобожеств ранних индоевропейских культур] три дочери большие. Старшая звалась Одноглазка, средняя — Двуглазка, а меньшая — Триглазка [2 ср. Ракшасы — демонические существа в протоиндийской и индуистской мифологии, ср. также киклопы и многоглазый Аргус, охранявший Аид, в греческой мифологии, см. также Цербер]; но они только и знали у ворот сидеть [*3 Очевидна отсылка к демонам-охранителям входа в загробный или любой иной потусторонний мир, мир богов], на улицу глядеть, а Крошечка-Хаврошечка на них работала, их обшивала, для них и пряла и ткала, а слова доброго никогда не слыхала. Вот то-то и больно — ткнуть да толкнуть есть кому, а приветить да приохотить нет никого!

Выйдет, бывало, Крошечка-Хаврошечка в поле, обнимет свою рябую корову, ляжет к ней на шейку и рассказывает, как ей тяжко жить-поживать:

  • Коровушка-матушка! Меня бьют, журят, хлеба не дают, плакать не велят. К завтрему дали пять пудов напрясть, наткать, побелить, в трубы покатать. [*4 ср. широкораспространенное в ведической, а также индуистской, джайнистской и зороастрийской культуре представление о Корове — как олицетворении изобилия, чистоты, святости и рассматривающегося как саттвическое (благостное) животное]

А коровушка ей в ответ:

  • Красная девица! Влезь ко мне в одно ушко, а в другое вылезь — все будет сработано.

Так и сбывалось. Вылезет красная девица из ушка — все готово: и наткано, и побелено, и покатано.[*5 ср. индуистский миф о рождении Шивы из коровьего уха]

Отнесет к мачехе; та поглядит, покряхтит, спрячет в сундук, а ей еще больше работы задаст. Хаврошечка опять придет к коровушке, в одно ушко влезет, в другое вылезет и готовенькое возьмет принесет.

Дивится старуха, зовет Одноглазку:

  • Дочь моя хорошая, дочь моя пригожая! Доглядись, кто сироте помогает: и ткет, и прядет, и в трубы катает?

Пошла с сиротой Одноглазка в лес, пошла с нею в поле; забыла матушкино приказанье, распеклась на солнышке, разлеглась на травушке; а Хаврошечка приговаривает:

  • Спи, глазок, спи, глазок!

Глазок заснул; пока Одноглазка спала, коровушка и наткала и побелила. Ничего мачеха не дозналась, послала Двуглазку. Эта тоже на солнышке распеклась и на травушке разлеглась, матернино приказанье забыла и глазки смежила; а Хаврошечка баюкает;

  • Спи, глазок, спи, другой!

Коровушка наткала, побелила, в трубы покатала; а Двуглазка все еще спала.

Старуха рассердилась, на третий день послала Триглазку, а сироте еще больше работы дала. И Триглазка, как ее старшие сестры, попрыгала-попрыгала и на травушку пала. Хаврошечка поет:

  • Спи, глазок, спи, другой! — а об третьем забыла. Два глаза заснули, а Третий глядит и все видит [*6 Третий глаз — видящий скрытое и неподвластный мороку майи — хорошо известный мотив в большинстве мистических учений Востока], все — как красная девица в одно ушко влезла, в другое вылезла и готовые холсты подобрала. Все, что видела, Триглазка матери рассказала; старуха обрадовалась, на другой же день пришла к мужу:

  • Режь рябую корову! Старик так, сяк:

  • Что ты, жена, в уме ли? Корова молодая, хорошая!

  • Режь, да и только! [*7 Вновь мы видим ясно очерченный мотив матриархата, впервые появившийся в тексте сказки «муж» полностью подчинен воле «Хозяйки», и исполняет даже заведомо преступный приказ]

Наточил ножик…

Побежала Хаврошечка к коровушке:

  • Коровушка-матушка! Тебя хотят резать.

  • А ты, красная девица, не ешь моего мяса; косточки мои собери, в платочек завяжи, в саду их рассади и никогда меня не забывай, каждое утро водою их поливай. [*9 Убийство Доброго Бога, также как добровольность принятия им смерти — также хорошо известный мифологический мотив. Корова как доброе божество оставляет своей преданной (бхакти) Завет (Договор) и определяет ей условия наследования Благодати]

Хаврошечка все сделала, что коровушка завещала: голодом голодала [10 Путем аскезы К-Х получает тапас — мистическую силу], мяса ее в рот не брала [11 соблюдала Завет в форме пищевого запрета, см. также табу на коровье мясо, известное большинству культур, унаследовавших ведическую традицию, например в Индуизме], косточки каждый день в саду поливала [12 то есть совершала регулярную религиозную практику], и выросла из них яблонька [13 ср. мотив Древа Жизни, который часто принято изображать именно яблоней, см. также Иггдрасил, сходное мировое дерево, дающее Одину дар Знания], да какая — боже мой! Яблочки на ней висят наливные, листвицы шумят золотые, веточки гнутся серебряные; кто ни едет мимо — останавливается, кто проходит близко — тот заглядывается.

Случилось раз — девушки гуляли по саду; на ту пору ехал по полю барин — богатый, кудреватый, молоденький [*14 впервые появляющийся кроме совершенно пунктирного «мужа» «Хозяйки» в сказке мужчина-«барин», по видимому олицетворяет человечество в целом, стремящееся вкусить от «Дерева Жизни», возможно и «Дерева Познания», два этих образа в протомифе (см. например мифы Вавилона) пока не разделены]. Увидел яблочки, затрогал девушек:

  • Девицы-красавицы! — говорит он. — Которая из вас мне яблочко поднесет, та за меня замуж пойдет.

И бросились три сестры одна перед другой к яблоньке. А яблочки-то висели низко, под руками были, а то вдруг поднялись высоко-высоко, далеко над головами стали. Сестры хотели их сбить — листья глаза засыпают, хотели сорвать — сучья косы расплетают; как ни бились, ни метались — ручки изодрали, а достать не могли. [*15 очевидный мотив недоступности Знания («яблочек») для неследовавших Завету и поучению Доброго Бога]

Подошла Хаврошечка, и веточки приклонились, и яблочки опустились [16 напротив, получившая тапас (см.) в результате аскезы и смирения, следовавшая строгим предписаниям К-Х с легкостью Знание получает и передает его Человечеству]. Барин на ней женился [17 «женитьба» в значении мистического соединения Учения и Человечества, познания последним и обретения Завета Доброго Бога широко используется в мифологии. см также евангельскую притчу о «женах со светильниками»], и стала она в добре поживать, лиха не знавать. [*18 Ясно видимое в финальном пассаже обещание «жизни вечной» в благости для познавших Учение]

«Крошечка-хаврошечка» как индоевропейский миф.: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *