Интересно. Оказывается, последним в роду герцогов Ришелье, вот тех…

Интересно.
Оказывается, последним в роду герцогов Ришелье, вот тех самых, да-да, был тот, который одесский Дюк, Эммануил Осипович де Ришелье, он же герцог Арман Эмманюэль Ришелье.
Первым герцогом Ришелье был тот самый кардинал, известный вам по «мушкетерам», дворянин старинного, но захудалого рода. В процессе своей жизни и фактического управления Францией при Людовике XIII, он пожаловал себе ряд дворянских титулов разного калибра, в том числе герцогский. Так как он был кардинал, лицо католического духовного звания, то прямых наследников у него не было, и он завещал состояние и титулы внуку своей сестры. У того был сын, унаследовавший титул (и ставший, впоследствии, маршалом Франции), а «Эммануил Осипович» был внуком этого маршала Ришелье.
Незадолго до французской Революции он поехал в Россию, где поступил на службу к Александру I, а тот ему поручил создать и устроить портовый город на Юге России, на месте незадолго до этого захваченного Россией полубандитского-полупиратского поселка-форта Хаджи-Бей на берегу Черного моря.
В России «Эммануил Осипович» совсем обрусел, и почти всю оставшуюся жизнь занимался своей Одессой, которую, судя по всему, искренне любил; был, по сохранившимся документам, удивительным бессеребренником (богатства герцогского рода канули в небытие во время Революции), детей не оставил, и линия герцогов Ришелье пресеклась на нем.

Интересно. Оказывается, последним в роду герцогов Ришелье, вот тех…: 5 комментариев

  1. civet_cat

    Странно, я слышала в Одессе немного другую историю,: что не обрусел,а вернулся во Францию, там занимался градостроительством…В Вики тоже написано, что похоронен во Франции

    1. romx

      Он действительно после Реставрации вернулся во Францию, и даже стал там в конце жизни главой правительства, «министром-президентом» как это там тогда называлось.
      Но вот как про это пишет Алданов:

      «Он стал «Эммануилом Осиповичем де Ришелье», таким на всю жизнь и остался. Впоследствии, через четверть века, с восстановлением Бурбонов на престоле, Ришелье оказался главой французского правительства; но русской стихии из своей души не вытравил и тогда. С некоторым удивлением читаем мы письма, которые он писал из Франции в последние годы своей жизни. В одном из них он пишет о «чистом, свободном воздухе наших степей» — дело шло о степях Новороссии. В другом письме, выражая одному из одесситов сочувствие по случаю трудного положения одесской хлебной торговли, он добавляет, что, к счастью, во Франции тоже ожидается плохой урожай — следовательно, новороссийские дела могут поправиться. Письмо для французского министра-президента довольно неожиданное.»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *