«Но поговорим о чем-нибудь совсем другом. Например, об истории. Мало…

LOCATION: Vientian, Laos PDR

«Но поговорим о чем-нибудь совсем другом. Например, об истории. Мало кто слышал про один из самых тщательно скрываемых секретов русского революционного подполья начала XX века — легенду «Медного Ундервуда».

На первый взгляд это была обычная печатная машинка фирмы «Ундервуд» с клеймом 777, тяжелая и громоздкая на теперешний взгляд, но чудо техники по тем временам и совершенно незаменимая для подпольной работы; от обычных машинок она отличалась только странным цветом и блеском, будто и действительно была сделана из меди.
Однако, действие ее было необъяснимо. В любой революционной ячейке, где появлялся «медный ундервуд», поначалу все не могли нарадоваться на это чудо; однако, вскоре переставали заниматься революционной деятельностью и впадали в анархо-синдикализм, а после и вовсе забывали об освобождении угнетенных классов и борьбе за рабочее дело, принимали язычество и начинали поклоняться природе.
После инцидента с ведьмами-нигилистками в Таганроге генерал полиции Герасимов отправил императору Николаю II донесение, но письма и след простыл. Впрочем, так происходило с любыми попытками придать это дело огласке. Например, журнал «Дело» неоднократно порывался написать об этом, но статьи каждый раз загадочнейшим образом пропадали из закрытого сейфа главного редактора журнала Н. В. Шелгунова, оставляя сильный запах мускуса. Именно с «медным ундервудом» связано было парадоксальное «дело тринадцати» и уход в непроходимые леса всех работниц прядильной фабрики в Иваново-Вознесенске. Дошло до того, что Крупская в письме тверским товарищам предупреждала о недопустимости распространения этого суеверия, одновременно осторожно осведомляясь о некоторых подробностях оргий.
После революции все следы «медного ундервуда» теряются, хотя Нечаев в своих мемуарах упоминает, что в 1921 году в Теряпине видел двух леших и существо из сучков деревьев в составе местного комитета по продразверстке.»

Это я тут в дороге слушаю накопившиеся за полгода гребенщиковские «Аэростаты». И временами он там, особенно когда отвлекается от пения осанны мерсибиту 60-х, бывает чудо как хорош.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *