aЗдорово, смотрю, оторвался я в писанине, от текущего положения дел.…

aЗдорово, смотрю, оторвался я в писанине, от текущего положения дел. Попробую наверстать, по возможности, пока свежо в памяти.

Три дня провел в Варанаси, ранее Бенарес, священном индуистском городе.
Несмотря на формальную древность, и визуальную древность многих строений, большинству зданий города не более 2-3 сотен лет. Город на протяжении веков своей истории много раз разрушался, последний раз императором империи Великих Моголов Аурангазебом. Помните, тем самым, что сверг своего отца, Хана Джахана, строителя Тадж Махала, и заключил его в форте с видом на этот Тадж Махал.
Из побуждений мусульманского фанатика он приказал сравнять Бенарес с землей. Это он сказал о библиотеках индуистского университета: «Если в этих книгах то же самое, что в Коране, то они не нужны, если другое – вредны». Подожженные гигантские библиотеки  горели несколько недель, и культурный ущерб, нанесенный этим актом мусульманского фанатизма, соизмерим с гибелью Александрийской библиотеки (павшей жертвой, справедливости стоит сказать, христианского фанатизма).
Впрочем, если Аурангазеб увидел Бенарес в таком же виде, что я (вряд ли в этом деле что-то существенно поменялось), то где-то я даже понимаю его порыв.

Главное чудо Варанаси это, конечно, Великая Ганга. Несмотря на то, что у русских тоже есть «Волга-мать», все же у нас такого персонифицированного обожествления реки нет. Для индийца же Ганга это и есть Индия.
Чудо же состоит в том, что несмотря на все то, что индийцы делают с Гангой (а именно: выбрасывают в нее отходы, мусор, пепел кремированных, некремированные трупы людей и животных, сливают канализацию Варанаси, и всех городов выше по течению, купаются сами, купают коров, стирают и моются) она все еще не превратилась, по крайней мере у Варанаси, в «реку Анк».
Все что не смылось с улиц в Гангу, образует культурный слой. Слой этот там, я полагаю, многие метры за тысячи-то лет такой жизни накопился. Город, кстати, расположен на одном, левом, берегу. Что же на правом? Ничего. Он необитаем. Почему? Я не знаю.
 
Ощушения после Варанаси у меня непростые. Город очень тяжелый, хтонический, с сильной темной энергетикой, «багрово красный». Что-то индуисты, «копая» бесчисленные века своего культа, выкопали, по моему, страшненькое.

Это город, в котором двери домов в «старом городе» закрываются на ночь после 10-11. И как-то я это очень понимаю отчего. Это город, в котором мне, впервые за 3 месяца Индии, поздно вечером на улице было жутко. Идешь по рыночной улице, сворачиваешь не там, и опа, оказываешься в глухом и темном пустынном и узком переулке полуразрушенных домов, с темными провалами-дверьми. Старый Город, центральная его часть, представляет из себя лабиринт узких улочек. Мы привыкли пользоваться выражением «лабиринт улочек», но тут, в Варанаси это на самом деле лабиринт, с многочисленными тупиками, и поворотами, а сами улочки порой сужаются до ширины плеч идущего, чувствующего себя мышкой в лабиринте.
Тут по нескольку сотен людей пропадают каждый год бесследно. Тут обитают всякие странные и страшные секты, типа тех же йогов-трупоедов. Допоздна на кремационных гатах горят костры, сжигающие трупы, а на улице вполне запросто встретить скандирующую какие-то речевки процессию, тащащую на плечах на носилках завернутое в покрывало тело к гатам.
В Варанаси принято ехать умирать. Говорят хорошо для кармы и дальнейшей реинкарнации.

Но как же хорошо дышится после Варанаси в Будх-Гае, месте, где под священным Деревом Бо достиг просветления Сиддхартха Гаутама Шакьямуни, ставший Буддой.

Больше фотографий Варанаси искать во фликре по тегу: http://flickr.com/photos/romx/tags/varanasi

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.