Уругвай — Беларусь Южной Америки :)

Что горевать. Горевать не нужно. Нужно продолжать. Тем более, что фоточек и историй с ноября по март у меня хватит еще на полгода постов, а с моими темпами выкладки и на дольше. И продолжить я хочу с Уругвая. Так получилось, что из всей Южной Америки пока у меня наисамые приятные ощущения остались от него. Был я там в начале марта, и первый пост был про Colonia del Sacramento. В этот город я попал из Буэнос Айреса, Аргентина, откуда туда ходит паром, пересекающий огромную дельту реки Уругвай, которая носит собственное имя La Plata (она правда большая, до горизонта шириной, с одного берега, из Аргентины, другой, с Уругваем, не видать).

Мысль про то, что Уругвай — это такая южноамериканская Беларусь пришла мне в голову, когда я ехал на автобусе из Колонии дель Сакраменто в Монтевидео. Ну очень то, что было вокруг меня, напомнило мне приснопамятную дорогу из аэропорта Минск-2 в город, по которой уж я столько наездил в пору когда работал и мотался в командировки в Минск.

Ну, кто не знает, Беларусь (вернее все же столичный Минский район, остальное я, будем честны, не видел подробно) она такая… как бы так… «Бедненько, но чистенько». Но это как-то пренебрежительно звучит, а пренебрежения бы мне не хотелось. Да, конечно, мы помним про «последнего диктатора Европы» (уже нет, на самом деле, бгг), и вообще Беларусь страна не слишком богатая. Но при этом объективном «небогатстве», она ухоженная. Вот едешь на такси из аэропорта, или в аэропорт, вокруг поля-поля, перелесочки, снова поля, какие-то поселки (ехать там из Минска-2 километров 70, далеко он построен). И поля эти, дороги, перелесочки какие-то ладные. Не торчат там из полей остатки техники предыдущей битвы за урожай, опрятно как-то. Замечали, возможно, подлетаешь на самолете к аэропорту любой европейской страны, не исключая Варшавы и Праги, и по крылом зеленые квадратики полей, крыши, дороги. Поля те — желтенькие в цветочек, какой-нибудь рапс, а соседнее — зелененькое, какой-нибудь, допустим, турнепс. А иное только распахивается, трактор едет, со спичечный коробочек размером. Аккуратненько все, опрятно. И даже не вокруг Мюнхена, это как раз понятно, а даже вокруг Варшавы.

И вокруг Минска так.

А вот подлетаем к Москве. Под крылом какие-то клочья. серовато-бурые пятна, канавы какие-то, кучи мусора, воровато спрятанные среди пятен лысого леса, вкривь и вкось понастроеные садовые домики традиционно нелепого вида, и только брошеный коровник с провалившейся крышей хоть немного украшает пейзаж. Как его, видимо, осенью 41-го «Юнкерсы» разбомбили — так и стоит, как «Атомный дом» в Хиросиме. Ну, по крайней мере выглядит именно так.
И неважно когда подлетаем. Зимой только вот снегом присыпано, а весной — говна оттаявшие, летом — сажа и гарь сизая в воздухе, а осенью вётлы («вётлы», что это? Что-то поэтичное). Это мы подлетаем не к Челябинску, а к столице страны, которая, стараниями нашего Оленевода тратит на себя денег как вся остальная Россия вместе взятая.

А вот в Минске почему-то не так. В разное время прилетал, в разную погоду — на Прагу пейзаж под крылом похоже, а на Москву — нет. Да, небогато. Но при этом опрятно. И вот еду я по Уругваю, это уже после Бразилии, Аргентины, Чили, смотрю за окно — а там дорога из Минск-2 в город. Бедненько — но несомненно чистенько. И это прясмо в глаза бросается. Потому что Аргентина, уж тем более Бразилия, да и Чили, что уж там, они по пизяжу все же очень близко к России. Есть своя специфика, но таких пампасов у нас — вон, весь Нагайбакский район.

Вот отсюда и заголовок.

Колония Сакраменто — отлично. Монтевидео — двойственно, но тоже любопытно (а главное — очень пестро). Дальше же я двинулся в место, с поэтичным именем Пунто дель Дьябло, и про него будет отдельная история, оно того стоит.

В «Колонии» же, как ее тут все называют, как я уже писал, тишь и гладь, и благорастворенiе в воздусяхъ. Выглядит это примерно так:

Это, если что, не карантин, это задолго до, в начале марта. Там всегда так.

А вот угадайте, что это:

Ну, да, там написано. Это автомат, наливающий горячую воду в калебасу с мате. Тут через одного фланируют с калебасой в одной руке и с термосом под мышкой. Ну и вот такая вот конструкция на автозаправке.

Город периодически переходил из рук в руки от португальцев к испанцам, и обратно, пока, наконец, не угомонился в руках «Восточной республики Уругвай».

Пожил я в нем пару дней (и с удовольствием задержался бы еще, наверное, тихо, спокойно, вкусно), но решил двигать дальше. И следующий пункт у меня — Монтевидео, столица, дальше по побережью, километров 200 на автобусе.

Сел и поехал.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.