Рио де Жанейро

Ну вот, я в Рио. Высадились мы здесь уже с неделю назад, понемногу осваиваюсь, буду писать постепенно о том, как мы добрались по морю, как тут живут, постепенно догоню своими рассказами и до текущего момента. А еще у меня ведь нерассказанная Южная Африка же еще! Так что есть что рассказать и показать.

А начнем с того, что в последние дни перед Новым 2020 годом я отправился на парусном судне «Крузенштерн» через Атлантику, из Санта Круз де Тенерифе, Канарские острова, в Рио де Жанейро, Бразилия. Переход занял примерно три недели, и на «Крузенштерне» я не в первый раз (а уже в шестой), хотя впервые в таком долгом переходе (остальные были в пределах 7-10 дней), а все потому, что корабль участвует в юбилейном мероприятии российских парусников («Крузенштерн», «Седов» и «Паллада») в честь 200-летия похода Белинсгаузена и Лазарева, приведшего к открытию Антарктиды как материка и континента.

Сам «Крузенштерн», корабль с более чем 90-летней историей, в кругосветку не пойдет, ограничившись поддержкой двух других, а «Седов» и владивостокская «Паллада» идут, и это большое испытание. И на некоторые участки перехода они берут пассажиров-практикантов, таким вот практикантом был и я на «Крузенштерне».

Стартовали мы из Санта Круз де Тенерифе, там кораблик стоял на почетном месте на виду всего города, в центре порта.

Вышли мы с Канар, и потрюхали через Атлантику. Когда-то, в бытность «Крузенштерна» немецким торговым парусником «Padua», это был его типовой маршрут, он ходил из Гамбурга и через Атлантику мимо мыса Горн в Чили за селитрой и в Австралию с товарами и за зерном, но после кругосветки 2005-2006 годов, «Круз» ходил во основном вокруг Европы. Однако последняя большая работа по ремонту, и хороший повод, позволили организовать и этот поход.

Корабль сейчас принадлежит БГАРФ, Балтийской Государственной Академии Рыбопромыслового Флота, там же с недавних пор и «Седов» (формально владелец КГТУ), и на них проходят практику курсанты Академии и КМРК, Калининградского Морского Рыбопромыслового Колледжа (судоводители, мотористы, радисты, операторы рефустановок, и так далее). В обычную летнюю навигацию это три группы о 110-120 курсантов, и постоянная команда. Когда-то, еще германским кораблем, это был полностью парусный корабль, к слову, последний большой коммерческий парусный корабль, построенный без установки двигателя, такая вот была идея у его судовладельца, Фердинанда Лайеша, построившего целую серию больших цельнометаллических коммерческих четырехмачтовых барков, от которой сегодня осталось три корабля, Падуя-Крузенштерн, после глубокой модернизации до сих пор на ходу, и три музейных корабля, стоявший в Нью-Йорке «Пекин» (после реставрации будет стоять в Гамбурге), «Пассат», в Травемюнде, и отчасти Pommern, стоящий в Финляндии, и тоже относящийся к серии Flying P, хотя все эти корабли довольно значительно отличаются между собой, потому что серия была довольно длинной, и новые корабли серии постоянно модернизировались и улучшались уже в процессе постройки. Чуть более старый «Седов» (1921), (ex. Magdalene Vinnen II, с 1936 года — Kommodore Johnsen) уже строился как парусно-моторное судно.

Ну а в этот раз, вместо обычной летней навигации и летней практики курсанты ушли надолго, и вернутся домой уже с кораблем весной.

Но хорошо сказать — потрюхали. Это ж не яхта. Больше 200 человек на борту, больше 100 метров длина корпуса. Большое хозяйство.
Стартовали мы с Санта Круз де Тенерифе, но перед выходом, 29 декабря, выяснилось, что столько топлива, сколько нам надо, в Санта Крузе нам залить не могут. Поэтому пришлось сперва сходить на Гран Канарию, это соседний к Тенерифе остров Канарского архипелага. Там, сказали, есть дизель.

Что ж делать, пошли на Гран Канарию, в Лас Пальмас, поставили нас там уже без помпы и красоты, в транзитную зону (мы же уже формально территорию Испании и Евросоюза покинули, выйдя в море, штампы получили), и стали мы ждать топлива. Ждали долго. Это ж Испания, там где не маньяна, там сиеста. А нам надо под 300 тонн в танки залить. К вечеру появился бензовоз, и привез нам одну цистерну. Из восьми необходимых. А потом у него кончился рабочий день (два часа он заливал топливо в цистерну и вез его в порт и минут сорок нам его перекачивал), и он уехал домой.

Так наступило утро 31 декабря, и нам уже реально засветило встречать Новый Год в транзитной зоне Лас Пальмаса де Гран Канарии, среди контейнеров и ржавого металлолома.
Однако вскоре приехал второй бензовоз, и дело пошло побыстрее, замаячила возможность все же выйти в море еще в тот же день.

Наконец, вот все топливо в танках, можно выходить. Подождав еще пару часов лоцмана и буксиры (сиеста — святое), к закату начали выход.

Елочка уже стоит снаряженная, штагами на случай ветра и качки растянутая.

Ну и закат, как без него. Потом уже у нас этих закатов было… много было. :)

Железяки слева — это плавучие нефтяные буровые платформы в Лас Пальмасе на ремонте, это мы еще не вышли.

За какой-то надобой (уже не помню, может просто для фоточек), поднялись на реи. На горизонте Гран Канария.

Первый парусный аврал после выхода, если правильно помню, перебрасовка реев, чтобы они оптимально к направлению ветра стояли. «Брасопить реи» помните может из всякой морской литературы? Вот это оно. Брасами, то есть канатами, прикрепленными к концам реев, их можно повернуть либо на правый, либо на левый борт. Вот этим команда сейчас и будет занята.

Перебрасовка — это, наверное, самое физически сложное занятие на авралах. Особенно если перебрасовка идет полная, с одного борта на другой. Это на яхте, один конец генуи потравил — другой вытянул, и готово, галс поменяли. Тут же четыре мачты, на трех и них прямые паруса на реях. На каждой из трех мачт по шесть реев с парусами. Main, одноименный с мачтой, то есть фок, первый и второй грот. Нижний и верхний марсель, нижний и верхний брамсель, Бом-брамсель. Итого восемнадцать реев повернуть, желательно одновременно. А рей — это железная труба, под несколько сотен килограмм весом, и хорошо если на ней нет сейчас паруса. А на парусной гонке он есть. И смена галса для «Крузенштерна» — это работа минут на 40, и даже с рвущей изо всех жил командой, тянущей со всей дури молодецкой, я меньше 20 минут не видел.

Ну, у нас то не гонка, так, настройка парусов для ровности хода, идем под моторами первые пару дней.

Я закатов обещал? Обещал. Вот, терпите :)

Поставили паруса через пару дней, как пассатные ветра раздуло — поехали 9 узлов. Не быстро, но мы и не гоняемся.

И поехали они до городу Рио де Жанейру…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.