Про пользу длинных перспектив

Если любишь и знаешь историю, то получается смотреть на жизнь в «длинной перспективе». События сиюминутные оказываются вплетенными и встроенными в какой-то масштабный тренд, и это позволяет видеть ситуацию в ее развитии, а не просто как сиюминутный выхваченный факт. Если отходишь подальше, и видишь не один факт, а то, как этот факт или событие соотносится с миром и временем не на интервале в 10-20, а на интервале 200-500 лет, например.

Допустим, как-то довелось спорить со «страдальцем за Европу», которую уничтожают всякие мигранты. Объяснял, что в исторической перспективе Европа вообще вся и всегда составлялась из мигрантов. Что мигранты в Европе были не просто всегда, она чуть ли не со времени Римской Империи постоянно была ареной миграций. Европа — это и есть мигранты. Ну вот может миграция германских племен откуда-то из под нынешней Дании на юг во времена Гая Мария и поздней Республики была исторически зафиксированной первой масштабной миграцией, а дальше и пошло-поехало. Тут и Великое переселение, в результате которого остготы из нынешней Турции оказались в Испании, южногерманские племена кто в Северной Африке, кто вовсе в Англии, а коми-пермяки стали венграми.

Как-то, когда я еще смотрел телевизор на каком-то Viasat видел передачу про строительство метро в Париже. Там как раз рассказывалось, что на масштабное строительство в Париж стеклись рабочие со всей Франции, в особенности с Юга, и парижане морщили носы, что, мол, понаехали тут всякие, не понять что едят, на непонятном языке говорят, всякие там из под Марселя, Тулузы и Перпиньяна. Но сегодня никто таких как нефранцузов бы не считал вовсе.

Известно, что главные «плакальщики за Европу» обычно и сами переехали в 90-х. И, возможно, это и дает им «короткий фокус», потому что собственно «местные» понимают, что Германия (которую мы потеряли) она как бы не состоит из чуваков в кожаных штанах на лямках, и не из одного Нойшвайштайна и Вагнера состоит, она такая только в мечтах новоприехавших «как-бы немцев», а на деле — разная, и всегда была разная. Последних пару тысяч лет постоянно менялась. И вот турки, допустим, это тоже Германия, а карривюрст или кебаб — это самая настоящая берлинская еда, даром, что в 50-е появилась. А двести лет на месте турок были какие-нибудь, ну не знаю, швабы, тоже непонятно говорят, странное едят и одеты не пойми во что. А сейчас, что Штуттгарт — не Германия? Конечно Германия. Две тысячи лет назад — батавы и фризы, пятьсот лет назад — швабы и голштинцы, шестьдесят лет назад — турки и курды, сейчас — русские, афганцы и сирийцы. Нормально. Всегда так было. Да и будет, поди.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.